Введение.

        Ученому, будь он историком, лингвистом, филологом, географом, получившему хоро-шее академическое образование, вряд ли пришла в голову идея написания подобной работы. Профессионал в своей деятельности, как правило, не подвергает сомнению ос-новы полученных в годы учебы знаний. Ведь это так понятно. То, что давно известно и доказано корифеями от науки не подлежит проверке и переосмыслению. Каждое слово ученого должно быть сверено с мнением таких же специалистов. В противном случае он обречен стать изгоем среды, в которую так долго стремился попасть. Оправданием диссиденту может быть импульс извне, выраженная потребность общества или вызов любителя.
Для любителя нет границ и профессиональных ограничений. Никто его не знает, денег не платят и на признание расчитывать не приходиться. Руки развязаны. И у него полная свобода мысли и слова, чего не может быть у профессионала от науки. И любые, вроде бы давно известные и установленные факты, он может переосмыслить. Ничто не должно оставаться в неприкосновенности или быть свободным от сомнений, даже правдивые истории о богах – считал Сократ. Но у любителя огромный недостаток. Это отсутствие базовых знаний в той области науки, что его интересует.
Философ Карл Поппер, вторя Сократу, сформулировал 10 тезисов относительно мето-дики научного познания мира. Первый из десяти предложенных Поппером тезисов звучит так: «Не существует первичных источников знания. Нужно приветствовать каждый источник, каждое предложение, но каждый источник, каждое предложение открыты для критической проверки. Если исключить историю, то обычно мы проверяем факты. А не источники нашей информации».
А в истории мы вынуждены зачастую опираться не на первичные источники, но на работы эпигонов, компиляторов, дающих механическое, не творческое истолкование какому — то историческому факту. Рассуждающих, объясняющих его следуя собственным приоритетам, привычным теориям, традициям в науке исходящих от признанных научных авторитетов. Но первоисточники, при внимательном их изучении, позволяют выдвигать и необычные, непривычные истолкования описанным событиям истории. Будут ли эти истолкования услышаны, оценены, приняты это уже второй вопрос. И они не зависят от автора гипотезы.
Мотивом для написания этой работы послужило желание проверить мой оригинальный метод этимологии географических названий (гидронимов и топонимов) посредством анализа расположения объекта на топографической карте. В первую очередь моё внимание привлекли африканские географические объекты. Абиссинии (нынешней Эфиопии), Судана (в древности страны Куш), Египта. Интерес к названиям селений, рек, гор, пустынь, озёр, гор, источников этих стран, а также к древнему языку их, возник после осознания того, что множество здешних понятий, терминов воспринимаются русским человеком без перевода, как слова родного языка. Те же термины, осознание смысла которых вызывает затруднение, могут быть поняты после преобразования по известным несложным правилам филологии, а именно:
1. Согласные звуки соответствуют друг другу в словах родственных языков (и могут один другого  заменять в определённых случаях).
2. Гласные звуки, при анализе и при сравнениях, почти никогда не учитываются, так как они наиболее всего подвержены искажениям. «…В индоевропейском праязыке, как известно, действовал аблаут, т.е. изменение корневого гласного; поэтому разноязычные индоевропейские формы, которые показывают различные гласные, тем не менее могут быть изначально родственными». Г. Дерфер.
Так, например, в ряде случаев мы наблюдаем, что латинскому, греческому и германскому краткому а, славянскому о в древнеиндийском соответствует не а, но краткое i».
3. Возможность восприятия смысла многих слов при произношении их с разных сторон. От начала к концу и от конца к началу. И, как следствие, то же самое, при чтении написанного слова не только слева направо, но и справа налево. То, что лингвисты называют инверсией, метатезой или бустрофедоном.
4. При переходе из одного родственного языка в другой слово может только укорачиваться, причём чаще всего пропадает первый слог. Как правило это остаток определённого артикля.
5. В древних славянских языках указательные местоимения отражали три ступени удаленности предмета от говорящего. В русском языке сохранились много слов в которых остаток указательного местоимения «сь», «сия», «сие», или «с», «си», «се», «еси» (есть…), «тот», «та», «то» слился в виде морфемы «с», «т» с корнем слова. «С» — скит, сбой, , свадьба, сделка, сказка … Т(д) — то (тот, это…). Река Томь в Сибире – То Омь, от Омь> река Ома в Эфиопии, а Томск город на Томи. Дамаск – да(та)маск, где да = та, а маск — Москва. Та Москва. В немецком языке IST и т.д.
6. Правильность перевода древних топонимов и гидронимов на современный русский язык подтверждается разработанным мною методом анализа места размещения объектов на топографических картах. Он заключается в следующем:
а) Разбивка наименования, как правило сложного слова, на составляющие его корни. Например. Новгород. Нов(новый) + Город.
б) Определение смысла этих корней, а затем и самого термина при помощи русско-язычных словарей – В. И. Даля, И.И. Срезневского…, а, самое главное, «Словаря народных географических названий» Э. М. Мурзаева.
в) Сравнение полученного значения с отображением объекта на топографической карте.
Для проверки использовал Библию. Ветхий Завет. Глава «Исход». Почему Библия, «Исход»? Это древнее, как считают, литературное произведение, толкованию которого за сотни лет посвящены миллионы страниц известных, малоизвестных и неизвестных авторов. Но единого мнения о маршруте «избранного» народа в Ханаан до сего дня нет. И, в то – же время, направление движения евреев из Африки в Переднюю Азию, в современную Палестину, в нынешний Израиль сомнению не подвергается.
Хочу отметить, что названия природных объектов, имена людей Ветхого Завета библеистами трактуются исходя из иврита или перевода с него. Я же трактую их как понятия русского языка.
Как же так? Египет есть, Красное море есть, Палестина на месте, а путь, по которому через пустыню Синая двигалась миллионная процессия людей, повозок с детьми и скарбом, домашних животных неизвестен. Предположений десятки, а единого мнения нет. Но ведь путь размечен станами. Каждый имеет наименование соответствующее месту нахождения. Вопрос о том, что ели, что пили участники перехода два месяца, обходиться, как правило, стороной. Рассуждения о переходе Красного моря смехотворны. Но все эти вопросы возникли потом, а поначалу недоумение вызвало место сбора евреев перед походом. Общепринято, что это стан на маршруте Моисея, названный «Socoth» (Суккот) в области Гесем нильской дельты. Но есть и долина «Succot», на берегу русла Нила при входе его из нубийской пустыни в межгорную долину. Оно находилось возле 2 — го порога Нила. В районе нынешнего Вади – Думилат. Это место сейчас затоплено водами водохранилища Насер. У меня возник вопрос, а может быть именно здесь начало «иного пути» Моисея и этот путь пролегал по древним караванным тропам в страну Куш (Шукерию), территорию свободной межгосударственной торговли Африки. Особенно уже не удивился, когда на крупномасштабной карте в современном атласе, нашёл на расстоянии около 110 км от Нила (Ондурман) и 110 -120 км от Нила (Корти) топографический знак водного источника — колодца с названием Фанга. Это и был стан Ефан. Я не был удивлён, я был поражён. Почему до меня никто не попробовал пройти вместе с Моисеем «ИНЫМ ПУТЕМ».
Дальше всё было просто, поскольку многие места, где располагались станы евреев, сохранили свои древние наименования.
Я и представить себе не мог того, что найденный «иной путь» приведёт меня и любопытных читателей этого исследования к подлинным Ханаану, Иордану и Иерусалиму, земле Мадиамской и Иерихону, к могиле Моисея, к Раю и истоку Райских рек, к месту возникновения Православия, рождения Иисуса Христа и христианства и пр. Знаю, эта небольшая работа ломает всю созданную за века историографию Древнего мира и Средневековья, основанную на мифе, претендующим на статус абсолютной истины. О богоизбранности евреев, о главной роли в истории религий иудаизма, где якобы впервые был сформулировав принцип единобожия, впоследствии воспринятый христианством и исламом. Этот миф был создан с вполне определённой целью. С целью борьбы со славянскими народами населявшими территории Ближнего Востока, Европы, вытеснение их на окраины населённого мира, захвата освоенных земель путем либо физического уничтожения инакомыслящих, либо принуждения к смене нравственного кода, т. е. религии (веры). Эту изначальную веру православных, истинно христианских народов, вполне основанную на единобожии, новохристине (христиане Западной Европы), иудохристиане (иудеи перешедшие в христианство), оставив внешние её формы, внутренне исказили, создав практически новую религию. Прежнюю же веру демонизировали, назвав её язычеством, а сами народы варварскими. Поразительно, но процесс давления европейского христианства, как бы оно не называлось, католицизм, коммунизм, либерализм не прекратился и до сегодняшнего дня. Острие этого процесса в первую очередь было направлено против Руси – России. К сожалению, русские всегда в итоге проигрывали в этой вековой беспрерывной борьбе за счёт предательства правящей верхушки, правящей элиты. Понимаю, эта работа ничего в существующем порядке вещей не изменит, общество её просто не заметит, а если заметит, то проигнорирует. Но меня двигала не потребность что то сломать или изменить, а интерес создания подлинной картины прошлого, подлинной истории человечества. В жизни самое главное интерес. И мне было интересно.                Моё исследование — самое начало пути. Кто то, кому станет любопытно, а что там за поворотом, пройдёт по нему далее. Удачи.
Как писал Г.Т о р о:
«Коль весенней порой
Захотят побродяжничать ноги,
Хватит пыли на старой дороге,
На забытой тропе в Марлборо.
Этот путь и не чинят,
Кто же ездит там ныне?
Словно жизненный путь,
Вьется он как-нибудь…
Это лишь направленье,
Наметка пути.
Это просто возможность
Идти да идти».